October 5th, 2007

взрыв сверхновой

Причины краха СССР. Окончательный диагноз. Рецепт спасения.

Называлось много чего: от сакраментального "раз распался - значит должен был" до формулировок такой степени научности, что их невозможно повторить по памяти. Всем хороши причины, только ни одна из них в отдельности или все вместе не могли привести не то что к распаду, но к серьёзному кризису системы. У СССР были времена во сто крат тяжелее, когда советской власти предсказывали считанные недели жизни. Так что же случилось?

Случилось то, что много раз описывали фантасты. Человек будущего, такой сильный и развитый, попадает на дикую планету и погибает от микробов. Отсутствие иммунитета. СССР создал общество нового типа и создал нового человека - очень быстро и успешно. Для этого нового человека капитализм был дикостью из книжек, отсталым прошлым, о возвращении которого не задумывались. Коммунары и "мир полдня" А.Стругацкого ощущались не светлым будущим, а реальностью - в сравнении с фантасмагорией "Незнайки на Луне". Идеология классовой борьбы, огонь революций стали рудиментом, историей, как война с оспой и чумой. Закономерно и неизбежно, что в мире, насквозь пропитанном чумой идеологии, СССР умер.

Данная метафора предлагает точный рецепт лечения - вакцинация. Как от рецидива болезни прививают микробы этой болезни, так в СССР (и в будущем социалистическом обществе) нужно прививать идеологию, вносить её извне - раз она изжита в повседневной жизни. Это, конечно, образование, упор на изучение революционного прошлого (полностью выхолощенное в СССР в связи с "неудобными фамилиями" и кровавыми реалиями) и т.д. Но не только. Вокруг, в мире, бушует болезнь - значит, взять нужное количество микробов для прививок можно извне.

Большинство более-менее значительных руководителей должны составить люди (добровольцы), прошедшие вакцинацию. Война во Вьетнаме, контрабанда оружия в Латинской Америке, партизанские интербригады по всему миру - вот они (не все) - необходимые уколы. Когда человек сам увидит напалм, сам расстреляет неприятеля, сам познает страх, геройство и ненависть - тогда болезни мещанства ему больше не страшны. Когда рядом упадёт убитый одноклассник, когда становятся знакомыми запах смерти и цвет крови. Кровь эта будет литься не за Родину (в узком смысле слова), не за нацию, а за ту самую, такую отвлечённую, казалось бы, идею социальной революции. И когда подобный "привитый" гражданин вернётся домой - слова "классовая война", "капитал", "социализм" будут произноситься по иному. Тогда буржуй превратится из карикатуры в близкие, понятные явления - в мире и дома. Тогда за сладкой демагогией человек безошибочно распознает лицо врага и сделает с ним то, что должен сделать и чему научился. Тогда бациллы разложения будут бессильны - до их окончательного всемирного уничтожения.