December 7th, 2007

взрыв сверхновой

Фёдор Михайлович Достоевский и все, все, все.

regenta  написала крайне интересную статью о Раскольникове, топоре, Наполеоне и Бузыкине, а также о "чувстве внутренней правды", конформизме Достоевского, его политической реакционности, вытекающей из последней художественной слабости, о падении царской Империи и распаде СССР. По неспособности - в отличие от уважаемого автора - к овладению подобным масштабом, остановлюсь всего на двух темах.

1. Конечно, проходить в школе "Преступление и наказание", "Идиота" и т.д. не нужно и вредно. Для школьной программы у Достоевского есть "Бедные люди", "Петербургская летопись", Записки из подполья", "Униженные и оскорблённые". Эти книги можно читать, поставив их в русский исторический контекст. Как и "Бесов" - приложив к роману протоколы суда над Нечаевым и нечаевцами, рассказ о судьбах революционеров. Да, царизм сломал Достоевского - но существует качественная разница между
переломом хребта под страшной силой самодержавия и прирождённой бесхребетностью. Рассуждать о том, каков был бы писатель Достоевский-несломленный есть занятие бессмысленное. Русская классика вся вышла из под гнёта (в прямом смысле слова, под тяжестью) монархии, из неграмотности, из язычества народа, из Империи, из жажды воли и справедливости. Вне русской истории не существует русской классической литературы, а без этой литературы непознаваема русская история. Искусство для искусства в России не прижилось, несмотря на мечтанья Пушкина, заблуждения раннего Толстого и словоплётство Набокова. Литература 19 века значит: весь русский язык, вся записанная на бумаге русская душа, русское прошлое и будущее, русская революция. ("Русская литература - это сто лет революции до самой революции", - Томас Манн).

Как нельзя вычленить инструмент из оркестра, так невозможно из русской культуры устранить Достоевского. У него были произведения лучше, хуже и совсем неудачные, но место его в едином сплаве русской классики неизменно.

2.
[info]regenta справедливо обвиняет Раскольникова и Бузыкина (героя кинофильма "Осенний марофон") в отсутствии "чувства внутренней правды", иначе говоря - стержня, и утверждает, что из-за подобных людей пали Российская Империя и СССР. Это не совсем так. Царская Россия погибла от людей совсем иного склада, от тех людей, которых мстительно не любил Фёдор Михайлович, от людей несломленных, активных, борющихся. На раскольниковых Царская Россия как раз опиралась. СССР совсем иное дело - он был создан активными людьми и существовал, пока были эти люди - Базаровы и Рахметовы. Когда остались одни Бузыкины - он пал без боя. Царская Россия была разрушена силой и волей, а СССР пал от отсутствия этой силы и воли в обществе.

И ещё. Напрасно автор надеется на "соседа в исполнении Леонова", который со стержнем. Это другая сторона той же медали. Человек, из знания не создавший своего стержня (филистер) - и человек со стержнем без мысли, несознательный. Оба мещанских типажа триумфально похоронили страну.

Ещё раз рекомендую вышеуказанную статью, разнообразно пробуждающую мысль.