blanqi (blanqi) wrote,
blanqi
blanqi

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

Рецензия. Том Стоппард "Берег Утопии".

Эта книга - пьеса в трёх частях - стала бестселлером "интеллектуальной" московской книжной ярмарки. "Оскароносец" (к/ф "Влюблёный Шекспир") сэр Т.Стоппард лично раздавал автографы. На обложке книги сказано, что Стоппард, автор пьесы "Розенкранц и Гилденстерн мертвы", "несомненно, самый известный и успешный из современных европейских драматургов". Пьеса уже экранизирована, поставлена в лондонском Национальном театре, в Российском Молодёжном театре готовится к постановке во всех трёх частях - то есть играться будет три дня подряд. "Тридцать лет российской и европейской истории, семьдесят персонажей", среди которых Герцен, Тургенев, Огарёв, Бакунин, Прудон, Чернышевский, Чаадаев, Грановский, Маркс, Белинский, Аксаков... Эпопея разворачивается в России, Франции, Германии, Швейцарии.
Итак, что там?

Начнём с того, что Стоппард немного лукавит. В многочисленных интервью, данных в России по поводу книги, автор подчёркивает свою любовь и симпатию к описываемым персонажам. Но симпатизирующие не копаются в семейных и интимных тайнах свих "любимцев". Приведу отечественный пример: когда Победоносцев в письме к Достоевскому язвительно описывает самоубийство дочери Герцена и личную драму Огарёва, то не скрывает своей неприязни к редакторам "Колокола". Изображая Тургенева в виде озабоченного своим мочевым пузырём человека, сэру Тому трудно убедить нас в своей симпатии к Ивану Сергеевичу. Подобным образом выведены многие действующие лица: психически-ненормальная семья Бакуниных, опустившийся пьяница Огарёв, малохольный неуч Белинский, мечущиеся между пламенной похотью и пламенным героизмом женщины. Если так выражается любовь к своим героям, то как выглядит насмешка?

Автор прочёл много литературы по предмету, потому его герои разражаются цитатами из своих будущих произведений. В частности, Герцен обожает читать нам "Былое и думы", написанные двадцать лет спустя. Действие разыгрывается то в духе чеховских пьес в русском имении (с надлежащим троекратным "В Москву!"), то во сне (где сумрачные диалоги ведут Тургенев, Маркс, Прудон и всевозможные революционеры), но больше всего в Англии, в доме Герцена. Англия вообще занимает важное место в книге. Все герои её восхищены Шекспиром и к месту и не к месту хвалят английское демократическое устройство. Иногда автора заносит и он сам устами Герцена и Огарёва учит принципам английской свободы. Спишем это на здоровый патриотизм сэра Стоппарда.

Действие движется рывками, с отступлениями и реминисценциями, ключевые моменты сопровождаются громом, появлением двухметрового Рыжего Кота, символизирующего Молох Истории, драматическими мизансценами такого содержания: "Звучит музыка. Александр Пушкин, 37 лет, в пальто, стоит, прислонившись к косяку двери концертного зала. Он с презрением оглядывает публику, ловит чей-то взгляд, резко отворачивается и уходит. Вдалеке, будто в ином мире, слышен пистолетный выстрел." Подобных выстрелов и "косяков" в пьесе множество, но роль Пушкина описаным исчерпывается. Немногим более Пушкина повезло Аксакову, который приезжает в гости к Герцену, переодевается в косоворотку и высокие сапоги, заявляет "потому что горжусь тем, что я русский" и спустя несколько реплик отбывает навсегда.

Важная идея Стоппарда (драматург признаётся, что выдумал эти слова) вложена в уста Белинского, героя в пьесе малоприятного. "Литература может заменить, собственно, превратиться в..Россию. Она может быть важнеее и реальнее обьективной реальности... Глухомань - не история, а варварство... деспотизм, не героизм, а грубая сила. Для мира мы лишь наглядный пример того, чего следует избегать."(Последнее выделено мной - Blanqi). И элегантно завершает эту мысль в конце пьесы Тургенев: "..каждая страна мира имеет раздел, где демонстрирует уникальный вклад в достижения человечества. Но ни один из русских экспонатов не является, в сущности, русским изобретением... И когда я ходил по выставке, мне пришло в голову, что если бы России не существовало, то ничего на этой громадной выставке не изменилось бы. Даже Сандвичевы острова демонстрируют какой-то особый тип каноэ. Но только не мы. Нашей единственной надеждой всегда была западная цивилизация, усвоенная образованным меньшинством".

"Я бы хотел, чтобы вы понимали, что «Берег утопии» – это все-таки комедия, – объяснял на пресс-конференции Том Стоппард – В Нью-Йорке и Лондоне зрители смеются, когда смотрят ее…" Над чем смеются? Над тем, сколь никчемной была русская культура XIX века. Какой вторичной была русская "общественная" мысль. Какими больными существами были её носители - нелепые русские. И как глупо искать Утопию, оказавшись на земле обетованной - в свободной Англии. И что в конце концов лучшие русские тоже понимают "великую" истину - не жить будущим, довольствоваться настоящим, каким бы оно не было. Эту мысль автор доверяет высказать Герцену. Несколько раз подчёркивается неприятие Герценом насилия, вера в постепенный прогресс, пропасть между Герценом и "будущим большевизмом". Герцен у Стоппарда прощается с Утопией, обретая твёрдую почву на английском берегу. Но здесь сэр Стоппард обманывает. Не в Англии и не в Европе Герцен видел свой "берег", не в "демократической либеральной" России, а в революции. Это своё знамя он никогда не спускал, что было отмечено Лениным в известной статье.

Наивным было бы считать обращение внимания "успешного" драматурга на великий век русской культуры "модой" или "праздной шуткой". Автор признаётся, что побудила его к написанию книги работа Исайи Берлина "Русские мыслители" (до этого Стоппард ничего о Герцене, Бакунине, Белинском не слыхал). Стоппарда и Берлина многое роднит: оба из еврейских семей, "бежавших от коммунистов". И.Берлин, важная фигура западной идеологии, кроме активной антисоветской позиции, известен как автор теории "позитивной и негативной свободы". Свобода от всего - хорошо, свобода для чего-либо - тоталитаризм. (прошу прощения за упрощающую краткость изложения "философской концепции" - Blanqi). Любопытно услышать от русских писателей "пришедшую к ним с опытом европейской жизни" мысль, что свободно умирать от нищеты - правильно, а бороться с подобным вредно и бесполезно. Что главная свобода - заграничный паспорт в кармане. Здесь пропаганда в пьесе окончательно отбрасывает прочь историю.

Обьём охваченного материала, количество реальных исторических персонажей, язвительное неприятие автором всего, что приходится изображать, количество идеологии в комедии наводит на мысль о расчитанном ударе против того, что в мире ассоциируется с Россией, с лучшим в ней - против её литературы, её духовности, героев (как бы к ним ни относиться) её истории.
Настоятельно рекомендую не читать самим и отсоветовать знакомым читать эту книгу. Свой экземпляр, который я был вынужден прочесть для данной рецензии, благополучно помещён на помойку. Где книге и автору её самое место.
Subscribe

  • Свобода.

    Что не поняли про СССР? - не поняли того, что советский социализм был дорогой к свободе человека. Что ограничения на политические свободы охраняли…

  • Пусть он просит нас и вас о помиловании.

    На вопрос, готовы ли участницы группы просить у президента Владимира Путина о помиловании, Надежда Толоконникова ответила: "Путина? Вы…

  • Ишь как запели путинские подстилки.

    Резонанс от нехитрой песенки в пузатом каменном склепе, всемирный резонанс на путинские зверства и православную дикость получился оглушительным,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

  • Свобода.

    Что не поняли про СССР? - не поняли того, что советский социализм был дорогой к свободе человека. Что ограничения на политические свободы охраняли…

  • Пусть он просит нас и вас о помиловании.

    На вопрос, готовы ли участницы группы просить у президента Владимира Путина о помиловании, Надежда Толоконникова ответила: "Путина? Вы…

  • Ишь как запели путинские подстилки.

    Резонанс от нехитрой песенки в пузатом каменном склепе, всемирный резонанс на путинские зверства и православную дикость получился оглушительным,…