Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

взрыв сверхновой

АЛИБИ или Согласование содержания с формой.

Данный дневник является художественным произведением, содержание которого раскрывается лирическим монологом вымышленного героя. Такая форма построения романа уже использовалась в мировой литературе - из скромности автор уклонится от перечисления знаменитых имён.

Ничего нового нет и в обращении внимания героя - некоего "Blanqi" - на реальные общественные проблемы. Излишняя политизированность обьясняется его своеобразным взглядом на мир. Как всякий порядочный герой, Blanqi часто живёт и действует независимо от намерений автора (вновь опустим подобные случаи, осиянные громкими именами). Поэтому некоторые спорные или опасные политические заявления являются всего лишь раскрытием экзистенциальной сущности выдуманного литературного персонажа (вновь параллели очевидны). Объяснимым становится почти полное отсутствие так называемых "личных" постов - герой отменно скрытен.

Литература вообще, а русская в особенности, была и есть наш дом, друг и практический помощник. Итак, автор удаляется, оставляя читателей журнала один на один с созданным им персонажем, вызывающим зависть за свои смелые речи без риска отвечать за них, как реальному, живому человеку.

Здесь можно оставить скрытый комментарий автору.

Collapse )
взрыв сверхновой

Повреждённая власть повреждённых религией.

На защиту Путина от мирового позора бросаются всё новые российские деятели и журналисты, вовсе не оппозиционные. Пишут письма, умоляя помиловать девушек, чтобы не нанести ущерба хунте и хунтовой церкви. Резонанс от российской средневековой дикости, и вправду, вышел звонким - спасибо тупоумному государству российскому и его холопам.

Быстро сдвигается сознание и в самой России. Народ создаёт многочисленные творения, в которых спрашивает, не оскорбляются ли приверженцы Гарри Потера, не унижены ли чувства троцкистов и т.п. Люди отказывают православной церкви в каком-либо особом статусе, приравнивая её к "кружку по интересам". Это очень хорошо и очень правильно.

Россия - исторически - самая безрелигиозная "христианская" страна. В русской культуре XIX века, в образованном обществе о религии не спорят (как спорят в Европе), её не опровергают, её просто нет. Кончено, вопрос закрыт.
В России церковь - нуль, - говорит молодой (до своих "поисков") Толстой.
Религия чужда нашим мыслям и нашим привычкам, к счастью... - пишет Пушкин.

Ещё хуже, чем власти, для которой церковь лишь средство - хуже приходится перековавшимся советским. Тем советским, которые в СССР засмеяли бы верующего в бога одноклассника. Советским, которые на верующих смотрели с жалостью, как на больных. Советским мещанам, которые в перестройку и после скушали и переварили идеи об "исторической и культурной роли русского православия" и рванули, со свечками и восторгом наперевес, в храмы.

Спасибо девушкам, пора скинуть грязные рубахи терпимости. Мещане не имеют идеалов, национальности, незачем щадить их чувства. Верующие в бога люди - люди больные, повреждённые, убогие. "Историческая традиция", за которую можно было спрятаться, была прервана СССР с его поголовным и необсуждаемым, как раз и навсегда доказанная истина, атеизмом. Бога нет, а все верующие - повреждённые дурачки.
Рита Хэйворт

Штирлиц возвращался в Берлин. Больше было некуда.

К поздравлению с правильным, от Юлия Цезаря, а не от попа Гриши, Новым Годом - прилагается фантазия "Дым".

Штирлиц возвращался в Берлин. Он понимал, как это рискованно после спасения дуры. Мюллер не просто сидел на хвосте, он стал чуть ли не другом, а таких, как Мюллер иметь в друзьях было ещё опаснее, чем во врагах. Но выбора не было.

Дурой, уже больше девяти месяцев, Штирлиц называл свою радистку. Когда Кэт и Эрвин рассказали о беременности, Штирлиц долго не мог подобрать слов. Если сообщить об этом в Центр, агентов отзовут и, в лучшем случае, надолго посадят: не для того их с такими трудами перебрасывали и легендировали, чтобы они расширяли семью "согласно нуждам Рейха". Они на службе, а не в семейной кровати. Штирлиц не стал сообщать в Центр, не только из-за сочувствия к Кэт и Эрвину - новая пара связных могла быть под наблюдением. Штирлиц решил добавить ещё один риск к ежедневному риску своей профессии. Война заканчивалась. Этим и отчаянным везением объяснялось то, что Штирлиц не был раскрыт и ухитрился вывезти дуру с детьми в Швейцарию.

Война заканчивалась. Заканчивалась и его война. Штирлиц хорошо помнил, как началось окончание его войны. Это произошло в Испании, где Штирлиц служил в немецкой разведке. В 1937-м году в Барселону приехал советским консулом Антонов-Овсеенко, один из последних старых товарищей, человек одной крови со Штирлицем - крови эмиграции и революции. Узнав об этом, Щтирлиц выбил у начальства "командировку к красным" и, чудовищно рискуя,  появился в советском посольстве. Они проговорили ночь.

Антонов-Овсеенко рассказал Штирлицу всё. Всё было ещё хуже, чем казалось издалека. Перебиты лучшие люди, старые большевики. Штирлиц перебрал поимённо, с кем пересекался в эмиграции и ЧК - ни осталось никого. Ни друзей ни знакомых. Штирлиц и Антонов-Овсеенко немного выпили и обговорили канал связи.

Через полгода, уже без риска, с основательной легендой, друзья встретились вновь. В ответ на просьбу Штирлица Антонов-Овсеенко долго молчал. Потом обещал попробовать, через Бонч-Бруевича.
- Старик помнит тебя и папу, из политики сбежал в архивы, тем спасся, может сделать это через Истпарт.
- Не осуждаешь меня?
- Нет.
На следующий год Антонова-Овсеенко отозвали и расстреляли.
Collapse )
взрыв сверхновой

Миленько.

В ЖЖ, оказывается, проходит литературный конкурс "сдавшие и продавшие СССР фантазируют о его светлом будущем".
взрыв сверхновой

К дню рождения грабителя и каторжника.

Когда некий сановный государственник заблажил о "двадцати годах покоя и нам нужна великая Россия" - Сталин ответил  ограблением банка, подстрекательством к забастовкам и беспорядкам.

На аресты и ссылки - Сталин ответил шестью побегами.

На первую мировую войну и патриотическую истерику - Сталин ответил отказом финансировать русскую армию, призывом к военному поражению проклятого государства, призывом к гражданской войне.

Наш человек. С днём рождения.
Рита Хэйворт

Божена макнула "высокодуховных" русско-советских холопов.

Смеялись-хихикали, по мелким бытовым поводам, над этим странным персонажем современной построссийской действительности, а она взяла и вышла на площадь, за политическими свободами, желательными каждому нормальному человеку. А холопы дома остались, хихикать в своём клоповничке.

"Мысли странные. Первая, что на митинги надо ходить вооруженными, в шлемах и бронежилетах. Если они вооружены, то должны быть вооружены и мы. Чтобы давать отпор. Я не знаю, как дают сдачи таким бойцам, но наверняка есть партизанщина какая-то. Бензином сзади обливать и поджигать? Не понимаю пока, как именно. Мужчины думать должны. Они тащили нас, безоружных, и по справедливости, и мы теперь должны как-то вычислить их, когда они будут безоружными и избить или покалечить. Хоть бы какие-нибудь куклусклановцы стихийно зародились. Каратели. Стали бы вычислять бойцов спецназа, которые нападали на безоружных людей.

Короче, без партизанской войны нам не справится. Мужчины, давайте, организуйте карательный отряд. Все мы - декабристы. Декабрь на дворе. И это начало, слабенькое пока что, арабского варианта

В верхах говорят, что Путин, хоть и давно оторвался от реальности, все равно зассал. А с голых королей, которые не успели смыться, спускают шкуры, как вы помните из хода истории."
.


Милиция разберётся, кто из нас холоп - актуальнейшее булгаковское замечание. Кто держиморд поддерживает - тот и холоп. Кого полицаи арестовывают, кто призывает бить путинских гестаповцев - тот свободный человек.

Презабавная вышла история. Жили духовные патриоты, широко рассуждали о родине, русскости, свободе и справедливости, посмеиваясь над манерной мещаночкой, и вдруг оказалось, что вся широта их души равна собственному холопскому унитазу, в который мещаночка Божена их макнула. Нюхайте-умывайтесь, холопы, этот унитаз и есть ваша Родина.
взрыв сверхновой

Диалог злых революционеров и добрых советских халявщиков.

В развитие темы СССР: всадник без головы и советский народ халявщиков.

Революционеры бились за новый строй не по материальным причинам. Люди они были образованные, небедные, а порой и знатные. Будучи подлинными, а не "христианскими", гуманистами, во всеобщую справедливость не верили, в равенство людей и всеобщие права - тем более. Идея была - иной строй, с иной личной свободой, рождающий нового человека.

И в послеоктябрьские годы всё шло, в общем, по плану. К революционерам присоединились многие, воодушевлённые невероятной победой Октября, переделали страну, отстроили, защитили. Затем последние революционеры ушли, ожидая, что построенное жилище заселят новые, уже поголовно революционные, граждане. Как вдруг...

- Глядите, ребята! Как здесь уютно! Обеспеченное детство, спортивные и музыкальные школы, детские сады и образование, выбор профессии по призванию, выбор любимого дела, дружная семья. Страна обустроена, могучая армия, в космосе летаем. Здоровая, светлая жизнь! - раздались голоса новоприбывших.

- Э-э... позвольте, - окликнули (с того света) революционеры. Всё это прекрасно, так и задумывалось, но не это же главное. Вы люди новые, социалисты-революционеры, как мы, или отмытые и улучшенные мещане? Вы за идею или за всё хорошее и мир во всём мире?

- Покойтесь с миром, товарищи герои, - отвечали советские жители. Память вам отдаём, красные галстуки детям повязываем, клятвы торжественные приносим - чего ещё? У нас тут мир, героев и подвигов не нужно, социализм уже, "реальный". Идеи это, как правильно заметил товарищ Маркс - идеализм. Драться и погибать надо за что-то реальное: за землю свою, за родных и близких, за дом, за родину. Нападут - отстоим, не сомневайтесь, спасибо вам за ракеты и бомбы.

- Но как же непримиримость к мещанству, откуда возьмётся новый человек и иной мир? За родину и семью с домом люди и в старое время драться умели!

- Иные миры существуют только на небесах и в ваших мечтах, о надоедливые герои. Вы жили в "ином мире", после смерти попали, наконец, куда хотели. А этот, реальный, оставьте нам, своим детям и внукам.

Потупились революционеры. Затем переглянулись, улыбнулись натянуто, закурили, ещё раз улыбнулись - но уже иронически. Гуманисты!

- Если всё, чего мы хотели и добивались это оставить нашим потомкам благоустроенную родину - грош нам цена. Но цена нам иная, мы заплатили сверх всякой меры. Значит, чтобы потомки стали похожи на нас, придётся заставить их тоже платить. Полной мерой и сверх всякой "справедливости". Наш дом не для мещан, пускай образованных и добрых. Это наш дом, не их - мы сожжём его во имя того, ради чего мы жили и умирали. За Идею.

И сожгли.
взрыв сверхновой

Зачем поддерживать Кадафи, Лукашенко и Аль-Каиду?

При чём к перечисленным и другим, неназванным, социализм? - Такими вопросами задаются левые.

Подобные вопросы - свидетельство упадка революционного сознания, утраты революционного инстинкта, унижения профессии революционера, выхолащивании революционера до левоблагожелательного мещанина-справедливца.

Революционер обязан разрушать общество, его универсальные опоры, хорошие и дурные. Революционер обязан приветствовать нестабильность Системы, разжигать реальные и мифические противоречия внутри её. Есть крепость, её нужно снести - в такой задаче нет левых и правых, не бывает "не наших методов".

Глобальный жандарм понимает ситуацию намного лучше левых: в список стратегических объектов США внесли не принадлежащие им предприятия по всему миру. США охраняют российские газопроводы, шахты в Конго и завод змеиного противоядия в Австралии.

Жёстко, тотально, контролируются не только материальные объекты. Любая не укладывающаяся в господствующую парадигму идея подменяется, заглушается, запрещается к дискуссии.

Жалкие левые в лице идеолога Бадью причитают - мир един, права и ценности универсальны. Адью, Бадью: революционеры расколотят ваше паршивое общее корыто.

Всё, что ослабляет Систему - хорошо, что укрепляет - дурно, разъединяющее - благо, объединяющее - зло. Если коммунисты уравновешивают систему, а фашисты раскачивают лодку - революционер поддержит фашистов.
взрыв сверхновой

Новый порядочек.

die_luft сообщает: по мнению американских парламентариев, Ирак и Ливия должны оплатить затраты США на построение демократии в этих странах.

Былинная средневековая шейлоковщина.

С Ливии, оказывается, аванс взяли. Полезно хранить деньги в США - всегда можно получить скорую медицинскую помощь, точечную и по площадям. К сожалению, американские марионетки уже в Кремле и сделать больше, чем делают путинцы, медицина пока бессильна.

Кажется, в интересующемся политикой российском обществе и в сумрачном русском народе постепенно ширится точка зрения, что лучше бы СССР воевал в союзе с гитлеровской Германией против англо-американцев. Всему миру было бы лучше. Верно такое наблюдение?
Рита Хэйворт

Дьявольская Победа, юмор Сталина и туповатость Черчилля.

По сети гуляет подборка сталинского юмора, добавим ещё шутку, взятую из воспоминаний советского переводчика, опубликованных в 1971 году.

На Тегеранской конференции "союзников" Черчилль заметил, что уверен в скорой победе союзников, и добавил:

- Я полагаю, что бог на нашей стороне. Во всяком случае, я сделал всё для того, чтобы он стал нашим верным союзником...

Сталин поднял голову, с хитрецой посмотрел на Черчилля, сказал:

- Ну, а дьявол, разумеется, на моей стороне. Потому что каждый, конечно же, знает, что дьявол - коммунист...

К слову: высказывания, переписка, выступления и поведение Черчилля выдают неумного, неспособного к тонкости и сдержанности человека, которого всерьёз не принимали даже американцы. Наверное, понадобились рекламные водопады, чтобы отлить из этого примитивного антикоммуниста образ "великого исторического деятеля".