Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

взрыв сверхновой

А поутру они проснулись: кухонные стенания академиков.

Академик Капица разразился опусом о дебилизации и бездуховности. Основные тезисы:

...мы наконец пришли к тому, к чему стремились все эти 15 лет, - воспитали страну идиотов.
...Если Россия и дальше будет двигаться этим же курсом... будущего у этой страны нет!
...процессы, которые ведут к деградации нации, никто даже не пытается понять и приостановить.
...первоочередная задача - перестать подчинять культуру коммерции.
Когда-то тон задавала Церковь. Люди в выходной день шли в храм и вместо телевизора смотрели на фрески, иконы, витражи - на иллюстрацию жизни в образах. Великие мастера работали по заказу Церкви, большая традиция освещала всё это. Сегодня люди ходят в Церковь гораздо меньше, а обобщённую картину жизни даёт телевидение. Ничего, кроме мордобоя и стрельбы, вы там не найдёте.


Спасибо, конечно, за признание путинского электората "идиотами", теперь обзывать дебилов дебилами можно - получена академическая санкция. Но кто такие "мы", стремившиеся воспитать идиотов? Не мы, а вы, - говорил герой известной комедии. Вы - академики и правительство. Власть знала, что делала, а продолжающие обслуживать власть учёные, как всегда, были "не в курсе дела", что и подтверждается стенаниями Капицы.

Иначе бы академик знал, что коммерции российское искусство не подчинено, что на фильмы-мелодрамы, на авторское кино и на духовность деньги из бюджета отпускаются миллиардами, что духовнейшие михалковы и правящая дебилами партия норовят запретить (часто с успехом) всё "развращающее нацию", а церковности и "витражей" в стране столько, что не продыхнуть.

Академик, ссылающийся на воспитующие церковные "витражи" как на образец развития страны - идиот. Прошло 20 лет с распада страны, со смены строя, а они ничего не поняли и ничему не научились. В шарашках таких держать надо.
взрыв сверхновой

Предисловие к...

Фридрих Энгельс, в полосатом белье, как у героев Джерома советской экранизации, сел на кровати и потянулся. За окном столбом стоял лондонский туман. Энгельс поднялся, сделал несколько упражнений и дёрнул шнурок звонка.

Вошла Эльза с подносом. Маркс и Энгельс терпели прислугу ввиду удобства, но во избежание классовой ненависти держались попросту - как с членами семьи - и порой недоплачивали.

- Гуд морнинг, - сделала книксен Эльза в шерстяном английском платье и немецком передничке.
- Гутен морген, комраден, - улыбкой во всю бороду приветствовал Энгельс.

Эльза выложила на стол: начищенный кофейник, горячие булочки с маслом, тушёную капусту с жаренными колбасками и горчицу. Энгельс закусил и потянулся к телефону.

Друг Маркс уже встал и ненавидел Герцена. День чётный, по нечётным Маркс ненавидел Бакунина. Беспокоить вождя мирового пролетариата во время работы не разрешалось, но Энгельсу было исключение.

- Гут морген, геноссе, - поднял принесённую ему трубку Маркс. Вас ис дас?
- Получил айне брошюру Ткачёва: дас открытое письмо мне. Хочу ответить.
- Яволь. Берись за дело, но в насмешливом тоне. Это так глупо, что может быть даже сам Бакунин.
- Варум Бакунин, ведь сегодня день Герцена? - сел в лужу утренний Энгельс.
- Думпкомпф! Варум. Дас социаль-дилетант русский агент Герцен не станет писать тебе письмо!
- Натюрлих, - смутился Энгельс, но отважился ещё на один вопрос, - почему Бакунин, если подписано "Ткачёв"? Ткачёв отвечает мне на критику своей прошлой работы. - Так Фридрих сел в лужу второй раз.
- Идиотишен! - зарычал друг Карл. - Что ты читаешь? Куда смотришь? Манкен капут! Не подписи читать нужно, а даз Капитал! - И бросил трубку.

Энгельс сокрушённо вздохнул. Читать даз Капитал по утрам он не любил. С другой стороны, Марксу виднее. Если научный коммунизм говорит, что подпись "Ткачёв" означает "Бакунин", спорить не приходится. Наука, мутер.

Оставался вопрос, как отвечать "не всерьёз" с точки зрения научного коммунизма. Эврикен! Совмещение приятного с полезным, варум нихт? Энгельс потянул верёвочку звонка.
- Эльза, битте, шесть кружек тёмного крепкого.

***
Тот, кто считает, что иллюстрация выдумана, может проверить цитату (жирным курсивом): Второе издание с/с М.-Э., т.18, примечание 444.
Рита Хэйворт

Ответ на вопрос: кто будет ударно, по-лагерному, восстанавливать страну.

Письмо студентов российских ВУЗов президенту РФ о навязывании материалистической теории возникновения и развития жизни.

К Вам обращаются студенты российских вузов и колледжей.

С нарастающей тревогой мы наблюдаем, как в систему образования все больше и больше внедряется материалистическое видение мира, которое не является научным в буквальном смысле этого слова и отвергает библейское учение о происхождении Вселенной и сотворении человека Богом.
...
Также из Первого закона термодинамики известно, что материю (и/или энергию) невозможно ни создать, ни уничтожить. Но все состоит из материи, и если материю невозможно ни создать, ни уничтожить, то как появился мир?
...
Особенно ярко несостоятельность эволюции показывает Второй закон термодинамики.
...
Из вышесказанного следует, что материалистическое видение мира базируется не на научных фактах, логике и доказательствах, а на совокупности мистических представлений, покоящихся на вере в иррациональную случайность появления Вселенной и человека. Вытекающий вывод очевиден: атеизм является религией.


Вот из подобных молодых, полных религиозного энтузиазма граждан после революции будет набрано "монашество" (трудармия), которое под присмотром конвойных восстановит разрушенные дороги, деревни, заводы. Всё, где нужна будет не творческая работа, а могучая вера в светое будущее.

Рита Хэйворт

О форме. Тартюфство научности.

Не следует напускать на себя научность, когда не дорос до этого, но и состоявшийся учёный должен освободиться от тщеславия выставлять на показ нечто вроде "методы". Не следует посредством фальшивого подбора дедукций и диалектики "подделывать" вещи и мысли, к которым пришёл совсем другим путём. Так Кант в своей "морали" выдаёт присущую ему психологическую склонность за науку. Глубочайшие по содержанию книги всегда будут иметь афористический, внезапный характер.

Я против притязаний на обьективность, на холодную безличность в тех случаях, когда, как это имеет место при всяких оценках, мы рассказываем лишь о себе, о своих внутренних переживаниях. И когда на длинных листах "научно" подделывают свою простенькую, голую - и потому стыдливо скрываемую - суть.

Ф.Ницше, из "Воли к власти" (в вольном переложении blanqi).
взрыв сверхновой

Типичная русская фамилия Армфельд.

Кажется, на московской улице Плющихе до сих пор стоит этот дом. Недолго в нём проживали графы Толстые с восьмилетним сыном Львом Николаевичем. Позже, в 1850-м, Гоголь навещал своего врача и друга А.О. Армфельда. Армфельды из старинного австрийского рода, переселились в Россию в конце 18 века. Александр Осипович (1806-1868) с отличием окончил Московский университет, защитил докторскую диссертацию и стал профессором судебной медицины. Среди его знакомых Киреевские, С.Т.Аксаков, М.Погодин, М.Щепкин... Армфельд писал любопытные стихотворные каламбуры - по воспоминанию П.Вяземского, "Пушкин, подражая ему, также написал несколько подобных стихов."

В университете А.О. Армфельд пользовался любовью и уважением, а "лекции Армфельда, по ясному и систематическому их изложению, при громадной его начитанности и изящности изложения предмета, посещались слушателями почти всех факультетов". В 1861 году правительство разослало по университетам опрос - допускать ли женщин к получению высшего образования. Опрос профессоров Московского университета дал отрицательный ответ. Было только два голоса "за", один из них - Армфельда. Он хорошо знал проблемы женского образования - с 1838-го года Армфельд был инспектором классов Николаевского приюта для дочерей-сирот. Армфельд даже составил подробную записку в разъяснение своей позиции. С высшим женским образованием в царской России ничего не получилось, высшие курсы появились только в 1901-м и при этом не давали женщинам диплома. Высшее образование в России сделалось "двуполым" в 1918 году, при Советской власти.

Между тем дочь профессора, Ольга Александровна Армфельд (Федченко, 1845-1921) серьезно занималась естествознанием, изучала иностранные языки, в том числе латынь, французский, немецкий, английский, читала специальную научную литературу по ботанике. Она стала крупным ученым-ботаником, ее научные экспедиции и научные труды прославились в России и за рубежом. Н.Вавилов писал: "Многие из нас хорошо помнят Ольгу Александровну Федченко, замечательного ботаника, автора превосходных флористических работ, посвященных Средней Азии и Памиру. Вспоминаются ее спокойные и всегда мудрые советы начинающим ботаникам, в том числе и автору этих строк". В 1906 году Ольгу Александровну избирают в члены-корреспонденты Императорской Академии наук.

Вторая дочь Армфельда, Наталия Александровна (1850-1887), пошла другим путём. Стала народницей, неоднократно арестовывалась, приговорена к 15 годам каторги и скончалась в Сибири. Безуспешно хлопотавший за смягчение её участи Лев Толстой сделал Наталью прототипом Щетининой в своём романе "Воскресение". Младший брат, Николай Александрович Армфельд (1857-1880), также активный революционер, умер в ссылке от чахотки.