Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

Рита Хэйворт

Возмездие с Востока. История на воскресную ночь.

- Кто там?
- Мы договаривались о встрече в пять.
- Ах, да. Входите, молодой человек. Я как раз накрываю чай, садитесь, сейчас вы мне всё расскажете.

Юноша вздрогнул.

- Всё?! ... Вам всегда хочется знать всё?
- Ну - зачем вы пришли, о какой помощи вы говорили. Вот свежее горячее печенье, вот молоко. Не хотите снять плащ?

Молодой человек помолчал, затем решительно поднялся.

- Хорошо.
- Повесьте вон туда... а что это у вас, топор? Зачем?
- Сначала "рассказать всё", потом "зачем всё". Людям больно не то что отвечать на такое - думать о таком больно! Понимаете вы это?!
- Молодой человек, простите, у вас трудное имя, успокойтесь, я ничего не понимаю.Что вам нужно?
- Моё имя...ну, допустим, Родион. И вдобавок ещё и "что мне нужно". Хорошо, вы получите своё "всё, зачем и что".
- Я родился также, как родились все остальные. Родители, - Родион зажмурился, - это вас не касается. Детство, любознательное детство... Я открывал мир, я много читал. Меня всегда интересовали люди, я искал в книгах движения души, близкие моей собственной.
- Простите, у меня не так много времени...
- Молчи, старуха! Молчи. У тебя меньше времени, чем ты думаешь.
- Как вы...
- Молчать, чёрт тебя побери! Я искал, мечтал, читал книги... там я встретил вас, мисс Марпл. И мир вокруг меня стал меркнуть. Да, это верное слово - меркнуть. Моя неокрепшая душа уже различала добро от зла, подлость от игры ума, честь от животной половины человеческого существа. Я любил честных, благородных людей и ненавидел зло. Тут появились вы.

Родион  подошёл к столу, за которым с чашкой в руке сидела изумлённая старушка,  и встал напротив, глядя мисс Марпл прямо в глаза.

- Вы появились - и стали суетиться, вынюхивать, всюду совать свой старый мерзкий нос. Вы приставали со своими наглыми расспросами к посторонним людям, были бесцеремонны и нахальны. Вы вызвали к себе неимоверную ненависть. Я вдруг с ужасом понял, что мне стали ближе те, другие - злодеи, которых вы разоблачали. Дальше - больше. Вы не унимались, наблюдать вас было мучением. Преступники стали моими лучшими друзьями, я мечтал, я молил бога о том, чтобы они уничтожили вас, старая ведьма! Бог не услышал... и я перестал в него верить... Я перестал верить в добро... Я перестал верить в справедливость... Вы изуродовали мне душу. Вы убили во мне всё светлое. Разве может человек жить без света в душе? Я вас спрашиваю, может? Нет, даже самый опустившийся и отчаявшийся - не сможет. Ни минуты. Я пришёл сохранить свой последний гаснущий огонёк. Я пришёл за возмездием. Оно сейчас совершится.

- Вы... вы хотите убить меня? Но... но...


Родион расхохотался.

- Узнаю дедуктивный метод великой сыщицы! Как невероятно умно вы догадались! ... Помолиться напоследок не предлагаю, если бог умер для меня, для вас и подавно. Ну...

Короткий крик не потревожил стайку голубей, собравшихся под окном в ожидании крошек с чайного стола.
Родион шёл по чужой, иностранной улице. Вокруг темнело, но ему казалось, что солнце восходит, даря луч надежды.
взрыв сверхновой

Осенний призыв: не служить сутенёрам.

1 октября начался очередной военный призыв.

Служить в нынешней российской армии - бесчестье для разумного человека, для мужчины.

В армии сегодня служит четыре категории людей: нерассуждающие дураки (слепо принимающие любую власть), обманутые властью, подлецы (осознанно служащие ЭТОЙ власти) и по принуждению.

Быть дураком, обманутым (ничем не лучше дурака), подлецом либо принуждённым - всё это несомненное бесчестье, хоть и разного рода.

Маяковский писал - во время войны! - что лучше быть шлюхой, чем защищать ТАКОЕ государство. Поэт был прав. Шлюха торгует собственным телом и собственной честью.

А власть ЭТА выставила на панель всю Россию, избивает её и отбирает заработанное.

Армия, милиция, люди в погонах состоят на службе у сутенёров России.

Дополнение: http://blanqi.livejournal.com/113578.html?thread=2861226#t2861226
взрыв сверхновой

Кинозарисовка.

"Понимающим" деятельность милиции и спецслужб посвящается.

Утро. Через поле, поросшее росистой травой, тянется извилистая просёлочная дорога. По дороге к стоящему на небольшом пригорке сараю идут люди - взрослые, дети, женщины, старики.

Справа группа немцев собралась в кружок, разжигают костёр. Офицеры улыбаются, щурятся на поднимающееся солнце, разглядывают идущих по дороге. Солдаты, морщась от дыма, поджигают обмотанные тряпками длинные палки. Когда люди соберутся в сарае, сарай запрут и подожгут.

По обеим сторонам от вереницы движущихся к смерти людей идут полицаи с винтовками. Лица - хмурые. Голос диктора за кадром: "Сразу видно, что полицейские такие же русские люди, что все их симпатии на стороне приговорённых. Но что они могут сделать? Разве в чём-нибудь они виноваты?"